Вам фугу, сонату или, может быть, чего-нибудь покрепче? (с)
Всё как-то выравнивается. Я почти уже больше не бешусь и наслаждаюсь молча. Загадила зелёнкой почти всё, что только можно. Особенно жалко Толстого. Он пятидесятых-каких-то-мохнатых годов и тканевый.
Вообще все эти дни занималась практически исключительно двумя вещами: читала и спала. Ничего больше и не хотелось.

По мере продвижения Толстой впечатляет всё больше. Как-то осенью в школе с кем-то вышел разговор на 'Войну и мир' и все единогласно сошлись, что главное - одолеть первый и второй тома. Ну, для того, чтобы войти в курс дела этого действительно вполне хватит. Но главное - в третьем и четвёртом. Ещё говорят, что девочки читают про мир, мальчики про войну. Слышала, как кто-то с жаром доказывал, что мир войне в подмётки не годится, чего, мол, стоит сцена, где Наполеон после Аустерлица смотрит на Болконского и изрекает: 'Какая красивая смерть'. Согласиться не могу. В первых двух томах, когда воюют где-то далеко за границей и шурамурничают и сплетничают в Петербурге, действительно интереснее читать о мире. А дальше - Отечественная война - она не где-то далеко и отдельно, она охватывает и закручивает всех, война неотделима от мира - и читаешь совсем с другим чувством.
Так страшно и странно думать, что чужие люди пришли и стоят в твоей бывшей усадьбе, где прошло твоё детство и топчут не абстрактную родину, а твои личные земли и угодья. Я хочу сказать, когда этот ужас касается лично тебя, а не 'народа' и 'соотечественников'. В таких условиях как-то поневоле начинаешь, наверное, думать о серьёзных вещах.

Пришёл на ум тот милый вопрос Елены Петровны: 'Вы часто думаете о смысле жизни, когда идёте за хлебом?' ). Пожалуй, что и так: чем больше тряхнёт, тем крепче задумываешься.
Ещё пришло в голову, что это забавно: отчаянно морщить лоб над постижением смысла жизни, когда твоя физиономия такая комично-зелёная и похож ты на существо из иного мира.
Это всё очень в духе Пьера. ).
Я когда-нибудь отдельно, в десяти страницах как минимум, признаюсь ему в любви.

Совершенно не хочется возвращаться, вот что удручает. Мысли об учёбе сопровождаются какой-то болезненной внутренней гримасой: ах, ну отстаньте же от меня! Задание спрашивала всего один раз. Новая и предсказуемо непонятая тема по алгебре подорвала все душевные силы и дала повод с чистой совестью забить на всё.

Нет, всё же, в кои-то веки четыре дня подряд занимаюсь чем-то полезным. Да здравствует 'читать' и 'спать'.

@темы: Мыслеблудие